deltaplann (deltaplann) wrote,
deltaplann
deltaplann

Categories:

Иствикские ведьмы vs. российские ведьмы и их общий кукловод. Счёт 1:1



Удивительное дело насколько  эти безбожницы похожи на...

...героинь фильма "Иствикские ведьмы".

Сюжет фильма прост - троих бесноватых, озабоченных женщин всячески использует диавол в образе мужчины, он же по совместительству их кукловод.

"Иствикские ведьмы" - фильм Джорджа Миллера, вышедший на экраны в 1987 году. Является экранизацией одноименного романа американского писателя Джона Апдайка.
«Ведьмы» — это три женщины, живущие в наше время в старомодном городишке в Новой Англии и мечтающие о замужестве. Они рисовали в своем воображении абсолютно разных мужчин, но когда в городе появился удивительный незнакомец по имени Дэрил ван Хорн, их сердца были покорены. Только потом они поняли, кто же такой на самом деле ван Хорн. И тогда прелестницы решили от него избавиться. Всегда было известно, что мужчине нельзя устоять против чар трех женщин. Даже если это сам дьявол.


Кадр из фильма Иствикские ведьмы

Дьявол в деталях.
Первоначально имя незнакомца не могли вспомнить. Этот же момент обыгран у Булгакова в «Мастере и Маргарите»:




В редакции 1929-1930 гг. имя Воланда  воспроизводилось полностью латиницей на его визитной карточке: «D-r Theodor Voland». В окончательном тексте Булгаков от латиницы отказался: Иван Бездомный на Патриарших запоминает только начальную букву фамилии — W («дубль-ве»). Такая замена оригинального V («фау») неслучайна. Немецкое «Voland» произносится как Фоланд, а по-русски начальное «эф» в таком сочетании создает комический эффект, да и выговаривается с трудом. Мало подходил бы здесь и немецкий «Faland». С русским произношением — Фаланд — дело обстояло лучше, но возникала неуместная ассоциация со словом «фал» (им обозначается веревка, которой поднимают на судах паруса и реи) и некоторыми его жаргонными производными. К тому же Фаланд в поэме Гёте не встречался, а Булгакову хотелось именно с «Фаустом» связать своего сатану, пусть даже нареченного именем, не слишком известным русской публике. Редкое имя нужно было для того, чтобы не искушенный в демонологии рядовой читатель не сразу бы догадался, кто такой Воланд. Третья жена писателя Е.С. Булгакова запечатлела в дневнике чтение начальных глав последней редакции «Мастера и Маргариты» 27 апреля 1939 г.: «Вчера у нас Файко — оба (драматург Александр Михайлович Файко (1893-1978) с женой. — Б. С.), Марков (завлит МХАТа. — Б. С.) и Виленкин (Виталий Яковлевич Виленкин (1910/11 г. рождения), коллега Павла Александровича Маркова(1897-1980) по литературной части МХАТа. — Б.С.) Миша читал «Мастера и Маргариту» — с начала. Впечатление громадное. Тут же настойчиво попросили назначить день продолжения. Миша спросил после чтения — а кто такой Воланд? Виленкин сказал, что догадался, но ни за что не скажет. Я предложила ему написать, я тоже напишу, и мы обменяемся записками. Сделали. Он написал: сатана, я — дьявол. После этого Файко захотел также сыграть. И написал на своей записке: я не знаю. Но я попалась на удочку и написала ему — сатана». Булгаков, несомненно, экспериментом был вполне удовлетворен. Даже такой квалифицированный слушатель как А. М. Файко Воланда сразу не разгадал. Следовательно, загадка появившегося на Патриарших прудах иностранного профессора с самого начала будет держать в напряжении большинство читателей «Мастера и Маргариты». Отметим, что в ранних редакциях Булгаков пробовал для будущего Воланд  имена Азазелло и Велиар.

Правила жизни Джона Апдайка
Человек, который имеет то, что желает, удовлетворенный, довольный человек перестает быть человеком. Адам до грехопадения — обезьяна.

Лично я считаю, что американского писателя любой успех расхолаживает, сбивает с курса. Неудача — вот единственный устойчивый успех.

Я изучаю средний класс, живущий в маленьких городках. Мне нравится середина. Именно в середине происходит столкновение крайностей, здесь неустанно правит двойственность. В домах происходит нечто сложное и жестокое, и это стоит изучать.

Мой отец всегда боялся, что ему в любую минуту придется отправиться в богадельню. Полагаю, что я много работаю, потому что боюсь того же.


Россия такая русская — плоская, кроткая, невинная березовая страна. А еще грязь. Там полно грязи. Русские определенно лидируют в гонке загрязнений.

Первые два дня на новом месте мне все время хочется бегать и смотреть, что происходит, потому что я боюсь что-то пропустить. Писатель — это тот, кто всегда что-то упускает.

Чудо превращения намека на мысль в мысль, мысли — в слово, а слов — в металл, чернильный отпечаток никогда не приестся меня интересуют технические стороны книгопечатания — от шрифта до клея для переплета. Разница между вещью, сделанной хорошо, и вещью, сделанной плохо, имеет силу везде — во всех кругах ада и на всех небесах рая.



Вывод: Беснование везде одинаковое вне зависимости от страны.

И ещё цитата от Джона  Апдайка: "Некоторые места особенно способствуют вдохновению - автомобили, церкви. То есть места, где уединяешься".
Наши доморощенные ведьмы тоже "любят" церкви, да и транспортом не брезгуют (метро, крыши автобусов, машины полиции и тд)

   
Вот такие параллели.


Говоря о литературных прототипах Воланда, можно вспомнить также и лермонтовского Демона, и Эдуарда Эдуардовича фон-Мандро — героя романа А. Белого «Московский чудак» (1925), которого автор характеризует как «своего рода маркиза де Сада и Калиостро XX века». В романе также слышны отголоски «Золотого горшка» Э. Т. А. Гофмана. Часто поминая черта, москвичи призывают его, и он является. Заметим, что Воланд далее в романе не старается даже изобразить из себя иллюзиониста: на сеансе черной магии он сидит в стороне и наблюдает за людьми, отмечая про себя, что они остались такими же, только «квартирный вопрос их испортил».
Но вернемся к нашим персонажам. Косточки вишни, вылетающие изо рта, обращают внимание к эпохе сказок Шарля Перо:



Фея, попросила попить, на что получила от неучтивой девушки суровую отповедь. Выслушав ответ, фея решила наделить и эту девушку соответственно её добродетелей: «отныне при каждом слове из твоего рта выползать змея или выскакивать жаба». И после сказанного, фея сразу же исчезла, а девушка пошла домой.

Как только мать увидела свою любимицу — мигом бросилась к ней, чтобы выспросить, как прошла встреча. Но дочь в ответ только пробурчала. И из её рта сразу же выпали две змеи и две жабы. Увидев такую ​​оказию, мать ужаснулась и, сделав вывод, что все это проделка младшей дочери, со всех ног побежала за нелюбимым ребёнком, чтобы побить.

Подарки феи


Известно, что свои сказки Шарль Перро написал под влиянием сочинений и переводов того времени, которые рассказывали в светской среде по всей Европы. Самым известным сборником сказочных сюжетов тогда являлся неаполитанский «Пентамерон» или «Lo cunto de li cunti overo lo trattenemiento de peccerille» (Сказка сказок, или развлечения для малышей), собранный в областях Италии и изданный придворным поэтом Джамбаттистой Базиле (Giambattista Basile). Именно из этого сборника, 67-летний француз, и взял сюжет для своей сказки, которая является переработкой истории «Les Deux Gâteaux» (IV-7). В отличие от обработки Шарля Перро, в итальянской сказке младший брат страдает от рук своей старшей сестры, но в итоге за свои добродетели наделён розами, жемчугом и бриллиантами, а сестра получила в воздаяние лягушек и змей.
Таким образом, книга Джона Апдайка и одноименный фильм несут смысловую нагрузку, основанную на народном фольклоре. И вообще — это очень философское произведение, в котором важный смысл имеет каждая фраза.


Иствикские ведьмы

Материал для поста частично взят здесь  - http://sochilit.ru/blog/46.html

Tags: Криминал, беснование, пуськи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments